Павел Иевлев

Текст

О «Метавселенной» сейчас говорят буквально все – от IT-гигантов до президентов стран. Но точно ли они все говорят об одном и том же?

Термин «Метавселенная» в публичное медиапространство вбросил Марк Цукерберг. Вбросил с таким плеском, что круги по воде достигли даже сфер от Facebook весьма отдаленных. На днях президент России В. Путин, выступая на международном мероприятии Artificial Intelligence Journey 2021, посвященном перспективам развития искусственного интеллекта и анализу данных, заявил, что одной из задач государства в информационном обществе является защита кибербезопасности гражданина в формирующихся метавселенных. Это значит, что метавселенные, которых еще нет, уже всерьез рассматриваются как один из вариантов ближайшего будущего, которое каждый раз оказывается ближе, чем мы думали.

И целой Вселенной мало!

Известно, что Интернет (как и многие другие полезные вещи) придумали военные. Но он (как и многие другие вещи, придуманные военными) в какой-то момент стал неотъемлемой частью бытия. Сегодня доступ к Интернету считается одним из базовых прав человека, как право на жилье, работу, питание и физическую безопасность. Интернетом по приблизительной оценке разных экспертов охвачено около 60 % населения планеты – и это проблема. Потому что уже в ближайшие годы будет достигнута цифра в 80 % – и она считается максимально возможным охватом. Стремительное развитие коммуникаций, включая низкоорбитальные спутники доступа, которыми сейчас засеивают ближний космос, доставит Facebook под каждый куст, даже если это куст саксаула в дикой пустыне. Почему это проблема? Потому что современный цифровой бизнес основан на концепции непрерывного роста аудитории. (Венчурное инвестирование в IT-стартапы предполагает, что на растущем тренде большая часть вложений так или иначе отобьется.) Поэтому прогноз на скорое достижение естественного потолка роста – это негативный прогноз. Рынок, который казался бесконечным, имеет физический предел – аудитория даже самого популярного сервиса/приложения/соцсети не может превышать те самые 80 % населения Земли. (Всегда остается 20 % младенцев, стариков и принципиальных сторонников кнопочных телефонов.) И этот предел внезапно оказался достижим, причем в самые ближайшие сроки.

Этот Интернет кончился, несите новый!

«Мы делили апельсин – много наших полегло…»

Нынешний Интернет чрезвычайно сильно фрагментирован. Будучи формально единой средой, он фактически для каждого свой. Аудитория Facebook, аудитория Twitter, аудитория «Одноклассников», подписчики Telegram-каналов и так далее – это частично пересекающиеся, но разные группы. Фрагментация началась с приходом монетизации – глобальная сеть стала высококонкурентной медиа-средой, потому что «люди – новая нефть». Для сетевого медиабизнеса базовым стал принцип «Интернет – это я!». В идеале пользователь не должен выходить за пределы одного суперсервиса, получая в нем новости, общение, фильмы, музыку, игры и даже работу. Так возникли феномены «экосистем», главным примером которой остается Google. Он всегда пытался стать для своего пользователя целой Вселенной, давая ему почту, поиск, браузер со встроенной почтой и поиском, десктопную операционную систему на основе браузера со встроенной почтой и поиском, мобильную операционную систему со встроенной почтой и поиском, физические устройства с этой системой, а заодно рабочую среду приложений и платежную систему, чтобы пользователь и на работу ходил, не покидая Google, и покупки совершал там же. Довольно похоже действуют Microsoft, Apple и другие. Если люди – «новая нефть», то экосистемы – добывающие эту нефть ВИНКи («Вертикально Интегрированные Нефтяные Компании», как Shell или «Роснефть» – когда все, от скважины до заправочного пистолета, принадлежит одной мегафирме).

В результате люди из разных экосистем имеют проблемы коммуникации друг с другом – даже чисто технические. Например, человек с широким кругом общения вынужден поддерживать целый зоопарк мессенджеров, потому что экосистема Facebook с его WhatsApp недоступна для пользователя ICQ-VK-Mail.ru, а абоненты Telegram не видят ни тех, ни других.

Поэтому Метавселенная заявлена как «экосистема над экосистемами», объединяющая все и всех в одной глобальной среде. Когда-то таким задумывался Интернет. Потом «Интернет 2.0» – так называли одно время соцмедиа. Каким по счету Интернетом будет Метавселенная?

Интернет 22.0

Марк Цукерберг определил Метавселенную как «воплощенный интернет, где вместо того, чтобы смотреть на интернет, вы находитесь в нем». Первая фаза реального, а не декларативного построения такой среды начнется в следующем, 2022 году, так что ее можно назвать «Интернет 22.0». В этом году достигнут фактический консенсус всех крупнейших игроков: «Метавселенной – быть!»

Facebook стал Meta, Microsoft на конференции Ignite 2021 представила Mesh for Teams и готова переносить в Метавселенную игры. Инвестиционная фирма Roundhill Investments создала биржевой фонд (ETF) для отслеживания и получения прибыли от работы участников метавселенной. Заявку на участие в Метавселенной обозначили Roblox Corporation, Nvidia Corp (проект Omniverse), Unity Software Inc, Snapchat, AUTODESK, Epic Games, Amazon и другие. Слишком многие ее хотят, так что она обязана состояться.

В чем отличие «Интернета 22.0» от предыдущих? Он должен аккумулировать в себя все то немонетизируемое время, которое пользователь еще пребывает вне сети. Средний пользователь сейчас проводит в интернете всего 190 минут в сутки, чуть больше трех часов. То есть аж 21 час он совершенно бесполезен, не принося IT-гигантам ни копейки! И если увеличивать число пользователей скоро станет невозможно в силу ограниченности населения планеты, то в отношении вовлеченности каждого из них перспективы пока огромные.

Увы, человек несовершенен. Ученые с разочарованием подтвердили, что сидеть перед компьютером 24 часа в сутки минус время на сон и туалет (поесть можно, не вставая) homo sapiens не то чтобы не может – может. Но недолго. Потом он перестает быть клиентом IT-компаний и становится пациентом компаний медицинских. Поэтому новая вовлеченность требует новых технологий вовлечения.

Очки стеклами вовнутрь

Новому Интернету нужно дать новую технологию. В Метавселенной это виртуальность. Новый уровень интеграции экосистем (работа + игры + общение) способны увеличить вовлеченность пользователя, а VR-технологии дадут ему возможность перенести это физически. Концепция Метавселенной предполагает, что в VR-пространстве пользователь будет двигать предметами, двигаться в играх, а главное – совершать удаленно работу, которая требует физических действий, используя интерактивные манипуляторы. Современные очки виртуальной реальности, тактильные перчатки и костюмы пока несовершенны – вестибулярный аппарат протестует, да и таскать на голове килограмм электроники не очень удобно. Первый шаг адаптации – AR-очки, прибор дополненной реальности. Он рисует виртуальные объекты поверх реального мира, так что человек остается подключенным, даже совершая бытовые и рабочие действия, ради которых ему приходится вставать из-за компьютера. Раньше это было «время офлайн», бесполезное для IT-гигантов, когда пользователю и завалящую рекламку не показать, но AR ликвидирует этот досадный коммуникативный разрыв.

Facebook, который Meta, уже вовсю работает над таким прибором. Его Reality Labs Research уже выкатил несколько технических прототипов, а главное – разработал технологию относительно бесшовного совмещения реальной и виртуальной реальности.

«Виртуальная реальность позволяет нам погрузиться в цифровой контент, давая возможность бросить вызов расстоянию и физике, изобретая и населяя новые миры», – сообщают разработчики.

Плюс и минус – две стороны одной батарейки

Эксперты дают десять лет на становление Метавселенной, но часть технологий доступна уже сейчас, а остальные начнут поступать на рынок в ближайшее время.

Что нам даст и что отберет «Интернет 22.0»?

Даст бесшовное онлайн-пространство, еще более интегрированное в реальную жизнь. Это новые возможности для вписавшихся в онлайн – им будет намного проще монетизировать себя. Это расширение числа таких «вписавшихся» за счет виртуализации множества офлайновых занятий. Это новая степень цифровой свободы, масштабы которой сейчас невозможно оценить. Это преодоление цифрового разрыва между мегаполисами и глубинкой, предпосылка для четвертой промышленной революции.

Заберет те небольшие остатки приватности, которые у нас еще были. FullTime подключение – это FullTime открытость жизни внешним системам. Это еще большая атомизация общества, исключение прямых, без электронных посредников, коммуникаций между людьми. Это новая информационная среда, в которой будут формироваться дети, и последствия этого не могут быть достоверно спрогнозированы.

Потенциально Метавселенная представляет собой еще один цивилизационный прорыв. К вершинам или в бездну – предсказать не может никто. Но когда Человечество это останавливало?

А что происходит с виртуальной реальностью прямо сейчас? Тестируем VR-технологии для обучения профессионалов:

Читать на ЦО.РФ

Смотрим в оба Тушим пожары в виртуальной реальности, чтобы уметь профессионально делать это в жизни

В лаборатории загорается компьютер. Одно мгновение — ​и передо мной уже полыхает целый стол. Не думал, что огонь распространяется так быстро. Бегство не вариант: если струсишь, сгорит целое здание. Выдыхаю, вспоминаю алгоритм, действую. Нажать кнопку сигнализации — ​есть! Добраться до телефона (а дым-то уже заполнил всю комнату), сообщить о возгорании — ​есть! Дальше дело техники

Использованные источники: